Донецкая художница-шоколатье Юлия Петропавловская: Мои работы – не «на съедение», а на радость людям

18 мая, в Международный день музеев, в Донецком республиканском художественном музее презентовали атрибутированный портрет Великой княжны Марии Романовой авторства известного русского придворного живописца Тимофея Неффа. Ранее картина значилась как «Портрет женщины с газовой фатой» работы неизвестного художника.

Изображение юной русской красавицы-аристократки никого не может оставить равнодушным. Однако если рядовой созерцатель картины может лишь восхититься увиденным, то человек, имеющий талант, вдохновившись, берет в руки кисть, и… создает собственный шедевр.

Именно так поступила донецкая художница-шоколатье Юлия Петропавловская. Ее стараниями точная копия работы Тимофея Неффа обрела новое, «сладкое», воплощение. Шоколадный портрет выполнен столь искусно, что при первом рассмотрении отличить оригинал от копии можно только по запаху.

Как создавалась эта работа и каковы секреты уникального «шоколадного» мастерства, Юлия Петропавловская рассказала в эксклюзивном интервью пресс-службе Министерства культуры ДНР. 

- Создание шоколадных картин является для вас увлечением или профессией? Как давно вы занимаетесь этим видом искусства?

Юлия Петропавловская: - Я сказала бы, что это – увлечение, которое связано с профессией. В своё время я закончила Донецкий университет имени Туган-Барановского по специальности «инженер-технолог общественного питания». У меня был опыт работы в кондитерской фирме «Лучиано» – там, наверное, я всему и научилась. Картины и просто композиции из шоколада я делала и раньше. Но в течение последних лет десяти я ничем не занималась, кроме своих детей – у меня их трое. А теперь дети подросли, и я снова стала заниматься любимым делом.

Когда я увидела эту картину и пообщалась с работниками музея, то очень впечатлилась и решила попробовать сделать копию этой картины. Портрет Великой княжны – это первая моя работа из шоколада после длительного перерыва. Не скрою, я опасалась, что уже все забыла и у меня ничего не получится…

- Опасения действительно не праздные. Мастерство требует непрерывного оттачивания и не терпит длительных перерывов…

Ю.П.: - Да, и, конечно, определённые сложности были. Кое-что не получалось сразу, приходилось переделывать… Притом что я ведь нигде не училась живописи – я пишу, что называется, душой. Вот мне хочется сделать эту работу, и я её пишу – без навыков профессионального художника, руководствуясь лишь интуицией.

- Думаю, вы всё же немного лукавите, называя себя дилетантом… Ведь в вашем деле нужно не только владеть кистью, а еще и знать технологию. Приоткройте азы своего мастерства.

Ю.П.: - Писать по шоколаду, безусловно, сложнее, чем обычными красками по холсту. Ну, а начинается всё с того, что я покупаю определённое количество шоколада – допустим, 15 кг. Случается иной раз, что купленного количества не хватает, докупаю ещё… Я растапливаю шоколад, выливаю на полотно, на котором буду писать, также отдельно отливаю шоколадные подпорки, которые потом держат картину; отдельно – раму… Когда залитое полотно застывает, начинаю по нему писать. В случае с портретом Великой княжны я срисовывала его с фотографии, сделанной на телефон. Было непросто, повторюсь. Шоколад – капризный материал. Краски на нем ложатся не так ровно, как обычные краски на полотне, и, конечно, огромное значение имеет погода. Сейчас прохладно, и это мне помогало в работе. Но вообще эта картина необычная, и дело не только в сложности работы с шоколадом – она обладает какой-то мистической силой. Например, мне нужно было для работы сделать её ксерокопию в реальном формате – и не получилось. Представляете – компьютеры выходили из строя, люди, которые долгое время этим занимаются, не могли простейшее изображение распечатать! Никто не мог понять, почему не получается, это же всего лишь какая-то фотография... В итоге мне просто вернули деньги, сказав, что картина «заколдованная». Но мне она в итоге поддалась…

- А не было ли у вас внутреннего страха в связи с этими мистическими явлениями? Вот поговаривают же, что есть картины, которые обладают определённым нехорошим магнетизмом, сводят с ума или толкают на суицид – например, «Джоконда» Леонардо да Винчи или «Незнакомка» Крамского… Что касается нашего портрета Великой княжны, то при всей красоте и знатности у неё ведь была несчастливая судьба. Мария Романова очень рано ушла из жизни, не успев стать женой знатного наследника… Что вы чувствовали, когда писали этот  портрет?

Ю.П.: - Она, конечно, на фотографии очень грустная, но, когда я ее писала, мне в какой-то момент казалось, что она улыбается. Возможно, поэтому страха перенять её трагическую судьбу у меня не было.

- Как ваши дети и домашние относятся к вашему увлечению?

Ю.П.: - Моя девятилетняя дочь сегодня сказала, что хочет в будущем заниматься таким же мастерством и пойдет учиться в художественное училище. А близкие дают мне возможность уединиться для работы, иной раз беря на себя домашние обязанности, – иначе, не сосредоточившись, достойную картину не сделать.

- А как насчёт того, чтобы открыть собственную авторскую мастерскую, чтобы обучать других своему искусству?

Ю.П.: - Я считаю, что я ещё не достигла того уровня, чтобы брать учеников. Возможно, когда-нибудь я к этому приду, но не сейчас. Сейчас я сама хочу учиться. И, кстати, мне было бы очень приятно познакомиться с донецкими мастерами, которые тоже пишут по шоколаду, но таковых здесь я пока не встречала.

- И последний вопрос: когда из под ваших рук выходит такой шедевр, как нынешний и предыдущие, не противится ли душа отдавать его, что называется, «на съедение»?

Ю.П.: - Когда картина готова, и она мне самой нравится, то, безусловно, я испытываю чувство удовлетворения и счастья от проделанной работы, а никак не сожаление. Особенно это касается именно портретов – писать их я специально не училась. Природу, цветы изображать проще…

Свои работы я отдаю не «на съедение», а для показа всем людям. Мне приятно приносить радость. И, безусловно, для меня очень важна критика – без этого художник не растёт.

На фото – нынешняя работа Юлии Петропавловской «Портрет женщины с газовой фатой», а также предыдущие работы художницы