Научный сотрудник Донецкого художественного музея Лилия Подворная: Редкости из наших фондов – бесценное культурное достояние всей Республики

21 октября в Донецком республиканском художественном музее в рамках Года чтения состоялось торжественное открытие выставки «Тайны и секреты старых книг» (редкие книги, периодические издания и графика ХVII – нач. ХХ вв. из собрания музея).  Данное событие также приурочено к 25-летию создания в Донецком художественном музее Фонда старопечатной и редкой книги. Книжные сокровища будут открыты взору посетителей лишь два месяца, поэтому дончанам важно не упустить беспрецедентную возможность посетить выставку.

Об уникальности представленных на выставке экспонатов и истории их появления в Донецком художественном музее в интервью пресс-службе Министерства культуры ДНР рассказала ведущий научный сотрудник музея Лилия Подворная.

– Чем уникальна эта выставка?

Л. П.: – Данное мероприятие приурочено к Году чтения и 25-летию создания специализированного сектора редкой и старопечатной книги в Донецком художественном музее. Выставка является результатом многолетнего труда по собирательской работе, изучению и реставрации. Здесь представлены 100 экспонатов, 60 из которых – книги, а 40 – графические работы. Графика выполнена в разных техниках – гравюры резцом, офорт, рисунок акварелью... Авторы работ – выдающиеся мастера своего времени Александр Бенуа, Виктор Васнецов, Ре-Ми (Николай Ремизов), Валентин Серов, Константин Маковский.

– Есть ли на выставке какие-то особые «изюминки»?

Л. П.: – Одной из жемчужин данной коллекции является, к примеру, гравюра резцом «Преображение» Федора Иордана, выполненная по знаменитому одноименному шедевру Рафаэля Санти. На эту работу художник затратил 12 лет, и, учитывая ее высочайшее качество, художника признали своим членом такие учебные заведения, как Флорентийская, Урбинская и Берлинская академии художеств, а Императорская академия художеств наградила Иордана званиями академика и профессора.

Среди печатных изданий, представленных на выставке, я хотела бы особо выделить рукописные конволюты, или сборники. Это «Четья Минея» и «Тифология». Эти книги создавались несколькими поколениями старообрядцев в течение многих веков. Рукописи выполнены орешковыми чернилами, киноварью и серебром, переплетены в деревянные обложки, обтянутые тисненой кожей. Это – высочайшие образцы книжного искусства.

– Как вы думаете, почему в старину такое огромное внимание уделялось оформлению книги? И почему эти традиции утрачены сегодня?

Л. П.: – Да, действительно, книга в старину создавалась как образец высокого искусства. Достаточно сказать, что оформлением книг занимались выдающиеся мастера, в числе которых был, например, Андрей Рублев. Но нужно учитывать, что в то время очень часто книжные иллюстрации выполняли сразу несколько функций. Кроме эстетической, то есть собственно украшения книги, иллюстрации выполняли еще и познавательно-образовательную функцию для безграмотного населения. Сейчас такой необходимости нет.

– Выставка старопечатных изданий приурочена к объявленному в Республике Году чтения. Какое значение ее открытие играет для культурного развития нашего государства?

Л. П.: – Вначале я скажу о значении этой выставки и Года чтения в контексте сугубо нашего музея. В течение последнего времени наш фонд обогатился весьма значительно. Коллекция редкой старопечатной книги пополнилась приблизительно на четверть. В основном это было сделано за счет даров и, что немаловажно, ревизии в закрытой музейной библиотеке. Там были выявлены значительные памятники истории и литературы. Проведенная ревизия помогла изучить, осознать и пополнить наш фонд, и в целом – общемузейное культурное наследие Республики. Причем не просто книгами, а именно шедеврами полиграфического искусства, на которые обращают внимание знатоки. Мы столкнулись с тем, что в фондах библиотеки были такие редкости, которые были неизвестны даже ценителям! Поэтому нужно всегда обращать внимание на то, что находится вокруг нас, – иногда мы попросту не замечаем тех сокровищ, которые нас окружают.  

– Что представляет собой Фонд редкой книги?

Л.П.: – Данный сектор был сформирован в 1991 году, таким образом, он действует уже 25 лет. Поначалу книги, составляющие Фонд, находились в библиотеке на специально оборудованных полках, защищенных от света и пыли. Книги стали поступать к нам в начале 60-х годов, после восстановления музея, сильно пострадавшего в период Великой Отечественной войны. Библиотечных редкостей поначалу было очень мало, причем формирование коллекции старинных книг велось с приоритетным акцентом на богослужебную литературу. Впоследствии произошло  осмысление, изучение и оценка собранного материала.

По состоянию на сегодняшний день коллекция насчитывает порядка 130 произведений книжного искусства, 60 из которых, как уже говорилось, представлены здесь, на выставке. К слову, родоначальником коллекции, первым нашим дарителем был академик Владимир Иванович Архаров. Именно с его книги, с его дара Донецкому музею берет свое начало Фонд редкой книги. Кстати, квартира Архарова располагалась здесь же, в здании музея, на верхних этажах. Впоследствии традицию Владимира Ивановича продолжила его дочь Ирина, также передавшая нам несколько ценных экспонатов. А самой первой книгой в коллекции была «Душенька. Древняя повесть в вольных стихах» Ипполита БогданÓвича – это издание 1830 года, пушкинского времени.

– Можете немного подробнее рассказать о представленных здесь работах Васнецова и Серова?

Л. П.: – Что касается эскизов Васнецова, то это очень красивые камерные работы, и данный вид музейного экспонирования сам по себе необычен. Думаю, вы обратили внимание, что здесь очень много открытых книг, украшенных декоративными элементами – буквицами, заставками, концовками, виньетками… Такова была в тот период традиция общей культуры оформления книги. Дар Васнецова, безусловно, многогранен – он знаменит и как художник, и как архитектор, и как оформитель, в том числе – оформитель книги. Так случилось, что однажды Донецкий художественный музей посетил житель Горловки Василий Кутепов. Он сам являлся реставратором, работал во дворцах Санкт-Петербурга и его окрестностей. А его отец в свою очередь когда-то участвовал в росписи Владимирского собора в Киеве, и там же работал Васнецов. Отец Кутепова, восхищаясь талантом Васнецова, подбирал за ним буквально все эскизы, росчерки, какие-то черновые пробы и формировал своего рода мастерскую – «кухню» художника. Эти рисунки он впоследствии наклеил на бумагу, и они более ста лет хранились в семье у Кутеповых. Потом они были предложены на закупку Горловскому художественному музею, но эту вещь там отвергли как «неэкспозиционную». Наш же музей заинтересовался, понимая значение даже таких, казалось бы, деталей, для книг и вообще для истории.

Что же касается Серова, то здесь представлены его офорты. У нас в экспозиции находятся 2 работы – это «Автопортрет» и «Домотканово», знаменитое живописное произведение Серова, которое было передано Донецку из Третьяковской галереи.

– Представленные здесь экспонаты по окончании выставки вернутся обратно в фонды или, возможно, будут презентованы в других музеях Республики?..

Л.П.: – Я хотела бы в первую очередь акцентировать внимание на значении данного мероприятия. Практически все экспонаты, представленные на выставке, демонстрируются впервые. Большинство работ было передано Донецкому художественному музею в 60-х годах ХХ века Государственной Третьяковской галереей и Государственным Эрмитажем, и до настоящего времени они не показывались зрителю. Вообще собрания графики очень нечасто открывают свои сокровища взору посетителей, потому как техника очень хрупкая, бумага под действием света разрушается, высыхает, изображения осыпаются, стираются... Поэтому по всем музейным инструкциям экспонировать их долго запрещено, и данная выставка – уникальная возможность для дончан и гостей нашего города увидеть эти экспонаты из фондов нашего музея. Выставка продлится до Нового года. Донецкий художественный музей ждет посетителей!

Справка:

Конволю́т (лат. convolutus — свёрнутый, сплетённый) — самостоятельные печатные или рукописные издания, зачастую вырезки из книг, объединённые (как правило, их владельцем) в одном переплёте.

В «издательский конволют» включаются экземпляры, напечатанные одним печатником для разных издателей в разные годы, или для одного издателя в разные годы или одном и том же году. Например, в Верхнелужицкой научной библиотеке (в городе Гёрлице) хранится конволют из 11 изданий Библии Франциска Скорины.

Че́тьи-мине́и или Мине́и че́тии — то же, что и четьи (то есть предназначенные для чтения, а не для богослужения) книги житий святых православной церкви, причём повествования эти излагаются по порядку месяцев и дней каждого месяца, откуда и название их «минеи» (греч. μηνιαίος «месячный, одномесячный, длящийся месяц»). Произведений этого рода пять:

1) «Великие Четьи Минеи» были составлены  в XVI веке архиепископом новгородским Макарием, впоследствии всероссийским митрополитом; минеи эти представляли свод почти всех произведений церковно-повествовательного и духовно-учительного характера; известны в 4 списках;

2) Минеи четии Чудовские (названы по имени Чудова монастыря в московском Кремле, где они были созданы);

3) Минеи иеромонаха Германа Тулупова, находятся в библиотеке Троице-Сергиевой лавры;

4) Минеи священника Иоанна Милютина;

5) Минеи святителя Димитрия Ростовского, составленные отчасти по труду Макария, отчасти по «Acta Sanctorum» болландистов. Эти Минеи наиболее распространены; написаны они хорошим церковнославянским языком. Издаются в разном виде: как 12 месячных томов или как 24 полумесячных полутома; как четыре (по числу времен года) огромного формата трёхмесячные книги.

Иордан Федор Иванович (1800-1883). Образование получил в Академии Художеств (1819 – 1824), в гравировальном классе у Н.И. Уткина, с самого начала специализируясь на репродукционной гравюре по металлу и достигнув в ней высокого мастерства. Получив от Академии малую и большую серебряные медали за успехи в рисовании, в 1824 г. завершил академическое образование с малой золотой медалью за гравюру с картины Соколова П.И. «Меркурий усыпляет Аргуса». Будучи оставлен при Академии, занялся исполнением гравюры с картины А. Лосенки: «Умирающий Авель», за которую получил большую золотую медаль. В 1829 г. отправлен учиться в Париж к известному граверу Ришому; в 1830 г., после начала июльской революции, перебрался в Лондон. В 1834 г., находясь в Риме, занялся изготовлением рисунка с картины Рафаэля: «Преображение», которую, по совету К. Брюллова, решил воспроизвести в гравюре огромного размера. Этой работе мастер посвятил двенадцать лет труда. Сразу после появления первых оттисков гравюры римские знатоки искусства единогласно признали её высокие качества. За эту работу Берлинская, Флорентийская и Урбинская академии признали Иордана своим членом, Императорская академия художеств в 1844 г. наградила его званием академика, а в 1850 г., присудила титул профессора. В 1855 г., после смерти С. Галактионова, Ф.Иордан занял место профессора-преподавателя в гравировальном классе Академии и был назначен помощником хранителя эстампов и оригинальных рисунков Эрмитажа; в 1860 г., после кончины Н.И. Уткина, назначен хранителем этой части музея. В 1871 г. занял в академии пост ректора живописи и ваяния, а с 1876 г. получил в заведование мозаичное отделение. Создал более 70 репродукционных резцовых гравюр на меди с оригиналов Рафаэля, А.П. Лосенко, А.Е. Егорова и др., а также портретные гравюры по собственным рисункам .

Глава Правительство Опора ДНР