2 июня: день в истории культуры и искусства

Значимые события этого дня:

1474 — рухнул незавершённый Успенский собор в Московском Кремле, возводимый мастерами Кривцовым и Мышкиным.

1842 — вышел в свет первый том романа Николая Гоголя «Мертвые души», названного автором поэмой. Нет в русской литературе другого произведения, почти все имена героев которого стали бы нарицательными.

Впервые о новой работе 26-летний Гоголь упомянул в письме Александру Пушкину в октябре 1835 года: «Начать писать Мертвых душ. Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон... Мне хочется в этом романе показать хотя с одного боку всю Русь». Позже Гоголь откроет, что именно поэт вдохновил его взяться за произведение большой формы: «Он уже давно склонял меня приняться за большое сочинение и наконец... отдал мне свой собственный сюжет, из которого он хотел сделать что-то в роде поэмы и которого, по словам его, он бы не отдал другому никому. Это был сюжет Мертвых душ». Для Пушкина подобная щедрость не была удивительной: в ту же осень, когда Гоголь взялся за роман, поэт подарил ему сюжет «Ревизора».

Они свиделись в последний раз перед отъездом Гоголя за границу. Видимо, тогда и были впервые прочитаны первые главы из «Мертвых душ». Пушкин, который всегда смеялся при чтении Гоголем новых произведений, становился все сумрачней, пока не стал совершенно мрачен, а в конце произнес: «Боже, как грустна наша Россия!» Не желавший такого тягостного впечатления, Гоголь все начатое переделал вновь («многие из гадостей не стоят злобы, лучше показать всю ничтожность их»). Уезжая, он думал, что к весне 1837 года завершит работу над романом, но намеченные сроки каждый раз сдвигались. Тем временем молва о его новом труде распространялась все шире, издатели желали получить для печати хотя бы отрывки книги, о которой имевшие счастье услышать ее главы чуть ли не слово в слово повторяли: «И смешно, и больно!»

С переписанным набело первым томом «Мертвых душ» Гоголь вернулся в Россию осенью 1841 года и взялся за подготовку к изданию. Доводка текста породолжалась до декабря, когда рукопись предстала перед цензорами. Первый барьер в лице московских цензоров она не прошла. Одного из них смутило название: душа — бессмертна, мертвых душ быть не может! Другой подошел с юридической точки зрения: предприятие Чичикова — уголовное преступление, а вдруг с него возьмут пример и станут скупать мертвые души?! Третьих возмутила мизерная цена — два с полтиною, которой Чичиков оценивал каждую душу, мол, после этого к нам ни один иностранец не приедет.

Все решалось в столице. Гоголь даже думал доставить рукопись царю Николаю I, помня его благоприятную реакцию на «Ревизора». Заготовил письмо и для министра народного просвещения Сергея Уварова, который заодно возглавял Главное управление цензуры и которого литературный критик Виссарион Белинский называл «министром погашения и помрачения просвещения» в России. К счастью, «готовился бал у великой княгини, и его сиятельству некогда было думать о таких пустяках, как рукопись Гоголя». Разрешил печатать поэму цензор, профессор русской словесности столичного университета Александр Никитенко. Без потерь не обошлось: он изменил название на «Похождения Чичикова, или Мертвые души», да еще Гоголю пришлось существенно переделать «Повесть о капитане Копейкине»

Еще до получения «исправленного» цензурного экземпяра в типографии Московского университета начали набирать и быстро печатать книгу. Она вышла на великолепной веленевой бумаге тиражом 2400 экземпляров. Обложка с многочисленными завитками и черепами была сделана по рисунку Гоголя. Первыми книгу смогли приобрести посетители книжной лавки университета, а через несколько дней ее продавлаи и в столице. Сочинение шло нарасхват. К марту был распродан весь тираж. «Какой глубокий взгляд в самые недра нашей жизни! Что за юмор! Божье и русское созданье...» — это слова первого критика «Мертвых душ» цензора Никитенко.

1861 — вышло первое издание книги Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам, или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве», которую, наверное, можно считать самой популярной книгой подобного рода на русском языке.

Судите сами: при жизни автора вышло 29 изданий. Потом, правда, следующего пришлось ждать до конца XX века, но хорошо знакомая многим и выходившая в советское время «Книга о вкусной и здоровой пище» была сделана по ее образцу. Автор книги не был ресторатором или знаменитым поваром, ей к моменту выхода «Подарка» как раз исполнилось 30 лет, но дочь начальника архангельской таможни Ивана Бурмана была матерью десяти детей, и, как видно, мысли, чем бы вкусненьким накормить большое семейство, никогда не оставляли ее.

По первому впечатлению, это собрание разнообразных рецептов и книгу никак не свяжешь, например, с русской национальной кухней. В ней собраны блюда со всего света. Отличало же ее от прочих кулинарных пособий внимание к деталям: как разделать мясо или рыбу, какими кухонными приборами пользоваться, точные весовые пропорции сопровождались подробной росписью всех операций. Такая скрупулезная точность была одной из причин критических отзывов профессионалов, но совершенно необходима тем, кто впервые брался за приготовление пищи. Нам остается только удивляться, как молодая женщина, выпускница Смольного института, воспитанниц которого часто упрекали в полном незнании жизни, сумела подготовить такое практическое пособие.

Книга было написана до отмены крепостного права, но вышла вскоре после этого столь знаменательного для русской жизни события. Сама Молоховец позже сказала: «Я почувствовала радость от осознания того, что могу быть полезной моим соотечественникам, так как я могу сказать без хвастовства, что моя книга о домашнем хозяйстве… избавила от больших трудностей многих землевладельцев, когда они оказались внезапно без слуг, поваров, абсолютно не владея кулинарным искусством. Благодаря моей книге наши русские дамы прекратили смущаться вести свое домашнее хозяйство и показываться у себя на кухне». Вряд ли баре вдруг лишились всей своей прислуги, но факт, что книга появилась в то время, когда менялся весь привычный уклад жизни, коснувшись и такой прозаической вещи, как кухня.

Успех издания был несомненным, вслед за первым томом появился второй, объем книги вырос почти втрое — с полутора тысяч рецептов до четырех с лишним тысяч. Печатался «Подарок» в толстых переплетах с золотым тиснением. Немедленно появились подражатели: у одного издателя «Новый подарок молодым хозяйкам» предлагал некий Мороховец, у другого с «Полным подарком» спешил Мороховцов, у третьего «Дорогой подарок» преподносил Малковец, когда же фантазия иссякала, то печатали просто «Новейшую поварскую книгу», которую составил НЕМолоховец.

Елена Молоховец скончалась в Петрограде в конце 1918 года, но причиной смерти стал не ее почтенный возраст, а голод – по злой иронии судьбы…

1864 — в Москве открыт первый в России зоологический сад.

1897 — еженедельник «New York Journal», опровергая слухи о смерти Марка Твена, процитировал его телеграмму из Лондона: «Сообщения о моей смерти сильно преувеличены».

1927 — в «Комсомольской правде» опубликовано стихотворение Владимира Маяковского «Господин народный артист», ставшее началом травли великого певца Федора Шаляпина в России и которое завершалось строками:
А тех,
     кто под ноги атакующих
           бросится,
с дороги
     уберет
           рабочий пинок.
С барина
     с белого
           сорвите, наркомпросцы,
народного артиста
     красный венок!

А еще ранее (22 мая) за границей в журнале «Польске вольности» была опубликована беседа поэта с редактором этого издания, в котором Маяковский заявил: «Я не был в опере что-то около 15 лет. А Шаляпину написал стишок такого содержания:
Вернись
     теперь
           такой артист
назад
     на русские рублики —
Я первый крикну:
     — Обратно катись,
народный артист Республики!»

Поводом для подобных заявлений пролетарского поэта послужило письмо в эмигрантской прессе протоиерея Георгия Спасского, который благодарил певца за пожертвование 5000 франков в пользу голодающих детей русских беженцев в Париже. Этот поступок был воспринят советскими властями как помощь белогвардейским организациям, а результатом такой оценки и стала невиданная по размаху травля артиста, приведшая в конечном итоге к лишению его звания Народного артиста Республики и навсегда закрывшая перед ним путь к возвращению на Родину (Шаляпин в 1927 году собирался обязательно приехать в Россию).

1956 — вышедший в прокат фильм Михаила Ромма «Убийство на улице Данте» стал кинодебютом трех будущих звезд сцены и экрана: Михаила Козакова, Валентина Гафта и Иннокентия Смоктуновского.

Для Смоктуновского крошечный эпизод, в котором он был занят, стал настоящей мукой. Каждый раз, когда включалась камера, актер начинал запинаться. После 15 испорченных дублей ассистент предложил режиссеру найти замену, на что Ромм резко возразил: «Неужели вы не видите, как он талантлив?! Этот артист еще покажет себя!» И позже пригласил его в свой знаменитый фильм «Девять дней одного года», в котором Смоктуновский блестяще сыграл физика Куликова.

Промахнулся ассистент и когда забраковал Гафта, сказав, что такой скромный юноша для предназначенной ему роли совсем не годится. Студент Школы–студии МХАТ мог отвернуться от камеры, потом от волнения и вовсе забыть текст. Ему же в эпизоде предстояло сыграть убийцу. На помощь снова пришел режиссер: «Ну что вы! Такие вот тихие и застенчивые и есть самые страшные убийцы. Будем снимать…»

Фильм стал звездным часом для студента последнего курса той же Школы–студии МХАТ Козакова. Его молодость и обаяние были так заразительны, что популярности никак не мешал отрицательный образ его героя. Недавно скончавшийся актер сыграл в картине завербованного фашистами Шарля Тибо, который даже предает свою мать–актрису, участницу французского Сопротивления. Вот воспоминание о тех днях писателя Василия Аксенова: «Мы шли, разглядывая прохожих, витрины. Как вдруг — тревога! Взгляды всех гуляющих, как по команде, устремились вперед, зыбь волнения пробежала по толпе пешеходов: навстречу шло само «Убийство на улице Данте»! Шел сам Михаил Козаков, высокий, черноволосый, красивый, одетый так же, как и его герой в фильме. За ним следовала многочисленная свита. Никогда не забуду его поистине королевский жест, когда, критически ее оглядев, Михаил, зайдя в ближайшую бутербродную и пригласив всех нас, заказал всем по рюмке портвейна». «Не по рюмке, а по стакану», — уточнил позже сам Козаков.

В отличие от театра, где ему сразу досталась роль Гамлета, в кино Козакову после дебюта часто приходилось играть роли не совсем положительных персонажей, как в фильмах «Человек–амфибия», «Соломенная шляпка», «Здравствуйте, я ваша тетя!», «Безымянная звезда». В этот ряд со временем даже вписался созданный им в нескольких картинах образ руководителя ЧК Феликса Дзержинского.

1968 — рукопись романа «Архипелаг ГУЛАГ» была переправлена Александром Солженицыным за границы СССР.

1973 — в центре Амстердама открылся Музей Винсента ван Гога.

В этот день ушли из жизни:

1978 Михаил Маклярский (род. 1909), сценарист, директор Высших сценарных курсов, заслуженный работник культуры РСФСР.

В советских энциклопедиях об этом человеке можно было найти только следующую информацию: он автор сценариев фильмов «Подвиг разведчика», «Секретная миссия» (за которые был удостоен Сталинских премий), «Выстрел в тумане», «Заговор послов», «Инспектор уголовного розыска». Его тайная деятельность в качестве ведущего сотрудника НКВД-НКГБ значительно интереснее.

В молодости Маклярский боролся с басмачами в Средней Азии, был взят в отдел НКВД, занимающийся охраной членов правительства. В 1937 году ему несказанно повезло: арестованного и обвиненного в участии в троцкистской организации его вскоре освободили и восстановили на работе. Во время Великой Отечественной войны Маклярский работал в 4-м (диверсионно-разведывательном) управлении НКВД под руководством Павла Судоплатова, возглавляя одно из направлений по борьбе с фашистами на оккупированных территориях. Он был одним из главных действующих лиц стратегических радиоигр «Монастырь» и «Березина» с немецкой разведкой, непосредственно курируя главное действующее лицо этих операций советского разведчика Александра Демьянова, проходившего в агентурных донесениях у немцев как «Макс» и награжденного ими Железным крестом с мечами, а у нас — как «Гейне» и орденом Красной Звезды. Одним из тех, с кем тогда вместе работал Маклярский, был и легендарный Фишер-Абель. Когда после войны министром госбезопасности был назначен Абакумов, 4-е управление было расформировано, полковник Маклярский оказался в отставке. Тут и пригодилось университетское образование. Затем на несколько лет имя Маклярского исчезло из титров фильмов. Обвиненный как участник сионистского заговора в МГБ, он был вновь арестован, но в 1954 году его реабилитировали.

1990 Ираклий Андроников /Андроникашвили/ (род. 1908), исследователь-рассказчик.

2000Михаил Швейцер (род. 1920), кинорежиссер («Кортик», «Воскресение», «Чужая родня», «Время, вперед!», «Золотой теленок»). В апреле ему была присуждена премия «Ника» в номинации «Честь и достоинство», а несколько дней спустя Михаил Абрамович попал в автокатастрофу. Врачи института им. Склифосовского месяц боролись за его жизнь...

2006 — Вячеслав Клыков (род. 1939), скульптор, автор памятников великому князю Владимиру, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, Пушкину, маршалу Жукову и многим другим великим людям России.

2010Эдуард Хруцкий (род. 1933), писатель, президент Московской ассоциации детективного романа.

В этот день родились:

1827Константин Победоносцев (ум. 1907),  обер-прокурор Синода, член Госсовета.

Хрестоматийными стали строки Александра Блока из поэмы «Возмездие»:
В те годы дальние, глухие,
сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла,
И не было ни дня, ни ночи
А только - тень огромных крыл;
Он дивным кругом очертил
Россию, заглянув ей в очи
Стеклянным взором колдуна...

Репутация ярого реакционера, «тайного властителя» России, надо полагать, вполне заслуженная, казалось бы никак не согласуется с другими фактами. Победоносцев получил прекрасное образование, был страстным поклонником творчества Пушкина и Тютчева, дружил с Достоевским. Предполагают, что в молодые годы он даже был одним из авторов герценовского «Колокола». Отмену крепостного права он встретил восторженно. Но в годы, последовавшие за польским восстанием 1863 года, его либеральные взгляды претерпели удивительную метаморфозу. Либеральная и демократическая общественность была единодушна в его оценке как «главного виновника всяких стеснений, мешающих прогрессу и свободе». Впрочем, и в не столь давней нашей истории сколько было высокообразованных людей, тонких знатоков поэзии, которые занимались тем, что запрещали, преследовали и наказывали других.

1876 — Константин Тренёв (ум. 1945), драматург («Любовь Яровая»).

1922Станислав Чекан, актер театра и кино («Два билета на дневной сеанс», «Бриллиантовая рука»).

1932Ярослав Голованов (ум. 2003), журналист «Комсомольской правды», писатель и популяризатор науки.

1937 — Юнна Мориц, поэтесса.

1948Михаил Таратута, журналист, автор и ведущий некогда известного цикла передач «Америка с Михаилом Таратутой»

При подготовке публикации использованы материалы ресурса http://www.citycat.ru/historycentre/

Глава Правительство Опора ДНР Мы помним