Народный артист СССР и ДНР Иосиф Кобзон: Аура Донбасса притягивает людей

26 – 27 мая столицу Донецкой Народной Республики с творческим визитом в очередной раз (девятый по счету за период боевых действий) посетил Народный артист СССР и ДНР, Герой ДНР Иосиф Кобзон. Наш прославленный соотечественник прибыл на родную землю, чтобы возглавить жюри фестиваля-конкурса песни «Я люблю тебя, жизнь!», итоги которого торжественно были подведены накануне. Также в рамках своего визита Кобзон провел творческую встречу со студентами и преподавателями Донецкой государственной музыкальной академии им. С.С. Прокофьева и воспитанниками Донецкой республиканской музыкальной школы-интерната для одаренных детей. Завершающим мероприятием в рамках программы визита Кобзона стал большой сольный концерт на сцене «Донбасс Оперы». А перед выступлением Народный артист нашел время для встречи с представителями республиканских СМИ.

Предлагаем вашему вниманию ключевые высказывания Иосифа Кобзона, озвученные в ходе пресс-конференции.

О впечатлениях от фестиваля-конкурса «Я люблю тебя, жизнь!»

Я очень рад тому, что проводится такой конкурс. Его география полностью охватывает Республику. Самому младшему конкурсанту было 10 лет, самому старшему – 35. Звучали песни – весьма непростые. Ведь можно было взять для исполнения распространенные песни типа «Катюши» – а ребята брали такие фундаментальные произведения: «Поклонимся великим тем годам», «Журавли»… Я очень рад этому обстоятельству. И еще я обрадовался, как ни странно, составу жюри – в него вошли такие замечательные мастера!

Когда я слушал участников конкурса, я мысленно возвращался на много лет назад, вспоминал свое краматорское детство в 6-й школе и песни, которые пели мы. У нас не было тогда кока-колы, интернета, никаких современных развлечений. Бывало, придешь домой после уроков, съешь какой-нибудь скудный обед, выбежишь на улицу погонять матерчатый мяч… А вечером – обязательно – участие в художественной самодеятельности. Мне очень посчастливилось – я дитя военного времени, и мы пели самые лучшие песни, потому что писали их искренне, от сердца: «Темная ночь», «Любимый город», «Землянка», «Огонёк»... Вот и сейчас мои земляки – дети, внуки – поют хорошие песни. Жизнь продолжается. И очень хорошо мы назвали этот фестиваль «Я люблю тебя, жизнь!». Я все время невольно сравнивал наш донбассовский – не донецкий, а именно донбассовский – фестиваль с киевским «Евровидением». Как же проиграло это пресловутое «Евровидение» нашему фестивалю! У нас выходили причесанные, опрятные ребята, которые буквально дышали желанием жить и работать. И извините меня за грубость – то, что произошло во время выступления Джамалы, как раз и отражает наше отношение к этому фестивалю (смеётся – ред.). Если бы наш, донецкий, фестиваль показали по украинскому телевидению, то обрадовались бы сердца многих жителей Украины. Но я думаю, что сегодняшний финальный концерт покажут здесь, на республиканском телевидении, и хотя бы жители Донбасса порадуются тому, какие здесь талантливые, воспитанные, красивые дети. Я мечтаю дожить до того дня, когда на земле Донбасса наступит мир. И эти красивые дети, которые выступали сегодня на конкурсе «Я люблю тебя, жизнь!», будут петь в полный голос и ездить на выступления не только по территории Республики, а по всему миру. Кого-либо талантливее наших детей я не знаю – эта земля плодородная.

О жизнелюбии Донбасса

Я был вчера в Донецкой музыкальной академии, общался с детьми… Это всё надо видеть и показывать, и говорить о том, что мы живем полнокровной жизнью – несмотря на то, что дети по ночам слышат выстрелы и разрывы снарядов. Несмотря на это, они утром уходят в школы, а потом – занимаются художественной самодеятельностью. А вчера, в перерыв конкурса, я вышел на улицу и увидел красавиц-женщин с грудничками. Буквально только что я общался с Владимиром Чайкой, руководителем центра охраны материнства и детства. Представляете, женщины рожают детей во время войны. Это же тоже мужество! Ведь мать, прежде чем дать жизнь ребенку, думает – а что дальше будет с ним? Как он будет воспитан, где он будет жить, и так далее. И вот они рожают во время войны – не хотят ждать… Я больше чем уверен, что война закончится – хотелось бы, чтобы это случилось как можно быстрее.

Об истоках противостояния

Я вспоминаю 1945 год, когда мы в Славянске, в коммунальной квартире, встретили День Победы. И помню, как нас, детей войны, с наступлением темноты никогда не пускали гулять, потому что очень боялись бандеровских банд. Кто мог тогда  предположить, что пройдут десятилетия, и мы опять столкнемся с этим безумием! Когда меня спрашивают о том, что здесь происходит, откуда эта братоубийственная война – как это объяснить?.. Эта война – не меркантильная, она не из-за денег, а из-за нас самих. Из-за того, что мы в свое время проиграли в информационном плане. Мы не рассказывали каждый день о подвигах наших соотечественников. Да, когда-то говорили о Стаханове – а потом забыли. Не рассказывали о том, как богат Донбасс, какой вклад делает он в развитие современного общества…

О жизни в экстремальных условиях и вере в лучшее

Слава Богу, у нас в театре в данный момент не рвутся снаряды. Но вам никто не дает гарантии, что они не могут здесь разорваться. А вы живёте – потому что вы верите. Вы здесь – совсем другие люди. У меня спрашивают: «Зачем вы едете на войну?». Я ездил на остров Даманский, после этого неоднократно приезжал в Афганистан, потом – на Северный Кавказ, потом – входил первым в «Норд Ост»… Я не могу сказать, что я храбрый и чем-то отличаюсь от других, нет. Трудно мне это объяснять людям, которые не испытали радость общения с людьми, находящимися в экстремальных условиях. А вы – совершенно другие! Многие недоумевают – почему Донбасс борется?.. Да потому что живущие и родившиеся в Донбассе верят в то, что завтра, отстояв свободу, они будут жить гораздо лучше на своей родной земле! Когда я еду в Донецк или Луганск – кстати, там я выступаю завтра – и вижу на пограничном пункте очереди людей, ВОЗВРАЩАЮЩИХСЯ в Донбасс, я думаю: «Господи! Ну что же они так рвутся туда – неужели нет родственников в более безопасных местах?». Подхожу к ним, начинаю разговаривать: «Земляки, куда вы рветесь?» (улыбается – ред.). – «Домой!». – «А дом-то цел?». – «Не знаем – сейчас приедем и узнаем».

О боли за Донбасс и превратностях большой политики

Мы совместно с Геннадием Андреевичем Зюгановым занимаемся тем, что пытаемся помочь детям Донбасса. Каждый год 3 – 4 очереди детей мы принимаем в подмосковном санатории «Снегири», готовим для них интересные программы… И я не знаю – будь я президентом, плюнул бы на всё и сказал бы: «Донбасс! Проведите референдум. Что вы хотите? Хотите автономию – заявите автономию. Хотите в Россию – скажите об этом!». Понимаете, сердце болит! Мы каждый раз высылаем гуманитарные конвои, слушаем военные сводки из Донбасса, а активно вмешаться и положить конец этому безумию мы не можем…

Поэтому очень важно, чтобы вы здесь помогали – Главе Республики Захарченко, всем тем ребятам, кто воюет, – чтобы поддерживали их уверенность в том, что они борются за правое дело. А у них действительно правое дело. Я вчера имел счастье беседовать с Главой и обратил внимание, что он хромает после ранения. Я ему говорю: «Александр Владимирович, ну надо раз и навсегда лечь в больницу, привести в порядок ногу». А он говорит: «Некогда!».

Некогда… Потому что дел у Донбасса много.

О киевской агрессии и донбасской твёрдости

Не вам мне объяснять это мракобесие… Вы с ним сталкиваетесь, к сожалению, каждый день и каждую ночь. Кто мог придумать в 1943 году, когда освободили Донбасс, что через 70 с лишним лет в Донбассе будет объявлен комендантский час?.. Освобожденный Донбасс был разрушенным, черным от копоти, а мы, мальчишки, голодные, гордились! Не случайно сегодня в Москве существует такое мощное движение, как «Землячество донбассовцев» (ныне возглавляемое Кобозном – ред.). Аура Донбасса – она притягивает людей. Казалось бы, зачем мне это? Я и без этого общества люблю свой Донбасс, свою Родину. Я родился в Часов-Яре, День Победы встретил в Славянске, учился в Краматорске – и зачем, казалось бы, мне присутствие в этой организации? Но, когда я туда прихожу, я чувствую дыхание моих земляков. Они все любят эту землю! И они все гордятся, что происходят из трудового Донбасса. Примитивно, конечно, по-обывательски думать о том, что Донбасс – это уголь. Донбасс – это и ребята, которые выступали сегодня на фестивале, и многое, многое другое… Тот, кто родился в Донбассе, гордится этим. Начиная от Пальмы Мерцалова, которая в Париже завоевала Гран При, продолжая коваными произведениями из остатков снарядов, которые делает дончанин Виктор Михалёв. Это и музыкальный Донбасс, наш театр оперы и балета, в котором я выступал в первый раз в 1946 году… Всё это трудно переоценить. И поэтому, когда мне задают вопрос: «Ну зачем они так яростно борются, зачем они воюют? Ну подчинились бы!», я в ответ говорю: «Никогда! Мои земляки никогда не подчинятся мракобесию».

Мне часто приходится дискутировать о том, чем отличаются мои земляки от всех остальных. Это трудно объяснить. Они опускаются в шахты, они работают на металлургических заводах, они растят детей; их не нужно призывать к толерантности – здесь очень много национальных диаспор. Здесь находят свое место представители разных народов. И, применительно к теме Донбасса, я всегда вспоминаю замечательные стихи Роберта Рождественского: «Можно убить МЕНЯ, НАС убить – невозможно!».

Украинские марионетки уже давно должны понять, что Донбасс невозможно покорить. И помирить нынешний Киев и Донбасс – как можно мирить сумасшедших с нормальными?.. Как только началась майданная война, я отказался от всех украинских наград. Вот ко мне сейчас приходит педагог, который говорит: «Как жаль детей!». А киевским властям детей не жаль… У меня 10 внуков, и они меня спрашивают: «Дедуля, а что же там на Украине?». Я говорю: «Сошли с ума». Но я думаю, что их вылечат… И Донбасс будет сажать свои любимые розы, добывать уголь и выпускать сталь. А эти талантливые дети, которых я здесь видел и в музыкальной академии, и на конкурсе «Я люблю тебя, жизнь!», будут подрастать и прославлять наш любимый край.